19:55 

ГАМЛЕТ-МАШИНА

<8---(((-<
атомная кукурузосажалка.



1.
СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ



Я был Гамлетом. Я стоял у моря и разговаривал с прибоем- бла-бла, за спиной - руины Европы. Звонили колокола к торжественным похоронам, убийца в паре с вдовою; гуськом, как на параде, за гробом высокопоставленного трупа советники за мизерную плату обливаются слезами скорби ЧЕЙ ТРУП НА КАТАФАЛКЕ



ПО КОМ ЗДЕСЬ СТОЛЬКО КРИКА И



СТЕНАНИЙ



СЕЙ ТРУП ТОГО КТО МИЛОСТЫНЮ ЩЕДРО ПОДАВАЛ



Здесь же шпалерами народ, творение его исскуства власти ОН ЧЕЛОВЕК БЫЛ БРАЛ ЛИШЬ ВСЁ ОТО ВСЕХ. Я рстановил траурную процессию, мечом приподнял крышку гроба, клинок сломался, тупым обломком я довершил работу и по кусочку прах творца ПЛОТЬ К ПЛОТИ ТЯНЕТ КАК МАГНИТОМ распределил среди калек и нищих, стоявших вокруг. Скорбь сменилась ликованием, ликование- чавканьем, у пустого гроба убийца навалился на вдову ТЕБЕ ПОМОЧЬ ВЗОБРАТЬСЯ НАВЕРХ ДЯДЯ РАЗДВИНЬ-КА НОГИ МАМА. Я лёг на землю и стал слушать, как мир совершает свой круговорот в такт с распадом.



Я ДОБРЫЙ ГАМЛЕТ ДАЙ МНЕ ПОВОД



ДЛЯ ПЕЧАЛИ



ПЛАНЕТУ ВСЮ



ЗА ИСКРЕННЮЮ БОЛЬ



Я – РИЧАРД ТРЕТИЙ



УБИЙЦА



ПРИНЦЕВ И КОРОЛЬ



О МОЙ НАРОД ЧТО



СДЕЛАЛ Я С ТОБОЙ



СЛОВНО ГОРБ ВЛАЧУ Я



СВОЙ



ТЯЖЁЛЫЙ МОЗГ



ШУТ НОМЕР ДВА



КОММУНИСТИЧЕСКОЙ



ВЕСНОЮ



КАКАЯ-ТО В СТОЛЕТИИ



НАДЕЖДЫ



ЭТОМ ГНИЛЬ



ЗАКАПЫВАЙСЯ В



ЗЕМЛЮ И ПУСТЬ



СЕБЕ ЛЕТИТ



В ТАРТАРАРЫ



Вот появляется призрак, который дал мне жизнь, в черепе ещё торчит топор. Можешь не снимать шляпу, я знаю, у тебя одним отверстием больше. Я бы хотел, чтоб моя матушка одним отверстием имела меньше, когда ты был во плоти: меня бы в таком случае не было. Зашить бы у всех баб - и вселенная без материнства. Можно было бы спокойно друг друга перерезать, притом с гарантией, коли жизнь покажется нам слишком долгой или глотка слишком тесной для наших воплей. Чего ты хочешь от меня? Мало тебе торжественных похорон? Старый попрошайка. Разве на твоих башмаках нет крови? Что мне твой труп? Радуйся, что топорище торчит наружу, быть может, попадёшь в рай. Петухам свернули шею. Утро больше не забрезжит.



ВСАДИТЬ ЧТО ЛИ РАЗ УЖ ТАКОВ ОБЫЧАЙ КУСОК



ЖЕЛЕЗА



ПОГЛУБЖЕ В ПЛОТЬ



ПЕРВОГО ИЛИ ВТОРОГО ВСТРЕЧНОГО ЧТОБ БЫЛО



ЗА ЧТО ДЕРЖАТЬСЯ ИБО



МИР НЕ СТОИТ НА МЕСТЕ



ГОСПОДИ СДЕЛАЙ ТАК ЧТОБ Я ШЕЮ СЕБЕ СЛОМАЛ



РУХНУВ НА ПОЛ В ПИВНОЙ.



Входит Горацио. Он посвящён в тайну моих мыслей, которые жаждут крови, с той поры как утро занавешено пустыми небсами. МОЙ ДРУГ ТЫ ПРИПОЗДНИЛСЯ ЗА ПОЛУЧКОЙ.



НЕТ МЕСТА ДЛЯ ТЕБЯ В ТРАГЕДИИ МОЕЙ. Горацио, знаешь ли ты меня? Ты мне друг, Горацио? Если ты меня знаешь, как ты можешь быть моим другом? Хочешь сыграть Полония, который жаждет переспать со своей дочерью, прелестницей Офелией, вот и она выходит на свою реплику, гляди, как она вихляет задом, какая трагическая роль. Горацио-Полоний. Я знал, что ты актёр. И я тоже актёр, играю Гамлета. Дания - тюрьма, а между нами растёт стена. Гляди, что вырастает из стены. Полоний уходит. Матушка моя невеста. Её груди что розарий, а лоно – змеиная нора.Ты забыла свой текст, мама? Я посуфлирую. СМОЙ КРОВЬ С ЛИЦА МОЙ ПРИНЦ И НОВОЙ ДАНИИ ЯВИ ПРЕКРАСНЫЙ ЛИК. Я снова сделаю тебя девственницей, ради кровавой свадьбы твоего короля. МАТЕРИНСКОЕ ЛОНО НЕ УЛИЦА С ОДНОСТОРОННИМ ДВИЖЕНИЕМ.Вот сейчас я связываю тебе руки за спиною, потому что меня тошнит от твоих объятий, связываю твоей же свадебной фатой. А теперь рву в клочья твоё подвенечное платье. А теперь ори. Теперь я измажу лохмотья твоего свадебного наряда землёй, которой стал мой отец , а лохмотьями – твоё лицо, живот, груди. А теперь, мать, я беру тебя, иду по невидимым стопам моего отца. Твой крик я заглушаю своими губами. Узнаёшь плод чрева твоего? А теперь ступай на твой свадебный пир, потаскуха, под датским солнцем, несущим свет и мёртвым и живым. Я спущу труп в сортир, чтобы дворец утонул в сановном дерьме. Затем ты дашь мне съесть своё сердце. Офелия, плачущая моими слезами.



2. ЕВРОПА ЖЕНЩИН.



Огромная камера. О ф е л и я. Сердце её представляет собою часы.



О ф е л и я [Хор/Гамлет].



Я – Офелия. Которой не уберегла река. Женщина с петлёй на шее. Женщина со вскрытыми венами. Женщина с избытком КОКАИНА НА ГУБАХ. Женщина с головою в газовой духовке. Вчера я бросила себя казнить. Я совсем одна с моей грудью моими бёдрами, моим лоном.Крушу орудия моего плена стул стол кровать. Изничтожаю поле битвы, которое было мне домом. Распахиваю двери, чтобы дать простор ветру и вселенскому воплю. Бью окна. Кровоточащими руками рву в клочья фотографии мужчин, которых я любила и котроые владели мной в кровати на столе на стуле на земле. Я поджигаю свою тюрьму. Швыряю в огонь одежду. Вырываю из груди часы, служившие мне сердцем. Иду на улицу, в тунике из собственной крови.



3. СКЕРЦО



Университет покойников. Шёпот и невнятный говор. Со своих надгробий (кафедр) мёртвые философы швыряют в Гамлета книги. Галерея (балет) покойниц. Женщина с петлёй на шее. Женщина со вскрытыми венами и т.д. Г а м л е т смотрит на них глазами музейного (театрального) посетителя. Покойницы срывают с него одежду. Из вертикально стоящего гроба с надписью «Гамлет 1» выходят К л а в д и й и О ф е л и я, одетая и загримированная под проститутку. Стриптиз Офелии.



О ф е л и я. Хочешь откушать моего сердца, Гамлет? (Смеётся)



Г а м л е т (закрыв лицо руками). Хочу быть женщиной.



Гамлет надевает платье Офелии. Офелия накладывает ему грим проститутки, Клавдий, изображающий теперь отца Гамлета, беззвучно смеётся, Офелия посылает Гамлету воздушный поцелуй и вместе с Клавдием (отцом Гамлета) возвращается в гроб. Гамлет в позе проститутки. Ангел с лицом на затылке. Г о р а ц и о. Танцует с Гамлетом.



Г о л о с а (из гроба). Убиенных тобой ты должен возлюбить.



Танец становится всё быстрее и разнузданнее. Смех из гроба. На качелях м а д о н н а с раком молочной железы. Г о р а ц и о раскрывает зонтик, обнимает Гамлета. Застывают в объятии под зонтиком. Рак молочной железы испускает лучи, подобно солнцу.





4. ЧУМА В БУДЕ. БИТВА ЗА ГРЕНЛАНДИЮ



Камера 2, разгромленная Офелией. Пустые доспехи, в шлеме торчит топор.



Г а м л е т .



ДЫМИЛА ПЕЧЬ ТРЕВОЖНЫМ ОКТЯБРЁ



ОН СИЛЬНО ПРОСТУДИЛСЯ ИЗ-ЗА ЭТОГО В САМУЮ



ТЯЖКУЮ ПОРУ



В САМУЮ ТЯЖКУЮ ПОРУ ГОДА ВО ВРЕМЯ РЕВОЛЮЦИИ



ПО ПРЕДМЕСТЬЯМ ВЕТЕР ГОНИТ ЦЕМЕНТА ТУЧИ



ДОКТОР ЖИВАГО ОПЛАКИВАЕТ СВОИХ ВОЛКОВ



ЗИМОЙ ОНИ ИНОГДА НАВЕДЫВАЛИСЬ В ДЕРЕВНЮ



ЗАДРАЛИ ОДНОГО КРЕСТЬЯНИНА



(снимает грим и костюм)



И с п о л н и т е л ь р о л и Г а м л е т а . Я не Гамлет.Я больше не намерен играть роль. Слова мне уже ничего не говорят. Моя мысль высасывает из образов всю кровь. Моей драме больше нет развития. У меня за спиной строят декорацию. Строят те, кому моя драма неитересна, для тех, кому нет до неё дела. Да она и мне самому неинтересна . Я больше не участвую в игре.



Рабочие сцены незаметно для исполнителя роли Гамлета устанавливают холодильник и три телевизора. Шум холодильного агрегата. Три программы без звука.



Декорация – это монумент. Стократно увеличенный человек, который творил историю. Окаменевшая надежда. Имя может быть любое. Надежда не сбылась. Монумент лежит на земле, поверженный преемниками власти через три года после похорон ненавистного и почитаемого. Монумент обитаем. В просторных ноздрях и ушных раковинах, в морщинах и складках мундира разбитой статуи ютится столичная беднота. Вслед за низвержением монумента спустя положенное время наступит черёд восстания, И если моей драме суждено быть, то быть ей во время восстания. Оно начнётся с уличной прогулки. Наперекор правилам движения, в рабочие часы. Улица во власти пешеходов. Тут и там перевёрнутые машины. Кошмарный сон метателя ножей: медленная езда по узкой улочке к неотвратимой стоянке, оцепленной вооружёнными пешеходами. Полицейских, если они стоят на пути, оттесняют на обочину. На подступах к правительственному кварталу шествие останавливается у полицейского кордона. Возникают группы, ораторы произносят речи. На балконе одного из правительственных зданий появляется мужчина в плохо сшитом фраке и тоже начинает говорить. Получив первый удар камнем, он прячется за дверью из бронестекла. Призыв «Свободу всем!» сменяется криком «Долой правительство!». Начинают разоружать полицию, штурмуют два-три дома, тюрьму, полицейский участок, контору тайной слежки, подвешивают за ноги десяток прислужников режима, правительство вводит войска, танки.Моё же место, если драме суждено быть, по обе стороны линий фронта, между фронтами, над ними. Я стою в потной толпе, швыряю камни в полицейских в солдат в танки в бронестекло. Смотрю из бронестеклянной двери на прущую толпу и от страха обливаюсь потом. Давясь от тошноты, грожу кулаком себе, стоящему за бронестеклом. Дрожа от страха и презрения, вижу в напирающей толпе себя, с пеною на губах, грозящего себе кулаком. Подвешиваю за ноги мою униформированную плоть. Я – солдат в башне танка, с пустой башкой под шлемом, я – сдавленный крик под гусеницами. Я пишущая машинка. Я набрасываю петлю, когда казнят зачинщиков, выбив из-под ног табурет, и сворачиваю себе шею. Я пленник самого себя. Ввожу свои данные в компьютер. А роли у меня слюна и плевательница нож и рана зуб и глотка шея и петля. Я банк данных. Истекающий кровью в толпе. Спасающийся за дверью. Выделяющий словесную слизь в своём звуконепроницаемом пузыре над побоищем. Моя драма не состоялась. Текст потерян.Актёры повесили свои личины на гвоздик в гримуборной. Суфлёр гниёт у себя в будке. Чумные трупы-чучела в партере неподвижны. Иду домой и убиваю время , единый



С моим неразделимым Я.



Телевиденье ежедневная пакость Тошнит От препарированного трёпа От предписанной неги



Как пишется УЮТ



Кровь нашу насущную даждь нам днесь



Ибо твоя пустота Тошнит



От вранья в которое верят



От лжецов от кого же ещё Тошнит



От вранья в которое верят Тошнит



От рож дельцов отмеченных



Борьбой за посты голоса счета



Тошнит Колесница сверкающая острословьем



Несусь сквозь улицы универмаги лица



Со шрамами от потребительских ристалищ



Нищеты



Лишённой чести Нищеты лишённой достоинства



Ножа кастета кулака



Униженная женская порода



Надежда поколений



Утопленная во крови во страхе в кретинизме



Лишь хохот из бесплотных животов



Хайль КОКА-КОЛА



Полцарства



За убийцу



Я БЫЛ МАКБЕТОМ КОРОЛЬ МНЕ ПРЕДЛОЖИЛ



СВОЮ ПО СЧЁТУ ТРЕТЬЮ



ФАВОРИТКУ НА ЧРЕСЛАХ ЭТИХ МНЕ РОДИНКА



МЕЛЬЧАЙШАЯ ЗНАКОМА



РАСКОЛЬНИКОВ У СЕРДЦА



ПОД ЕДИНСТВЕННЫМ ПАЛЬТО ТОПОР ДЛЯ



(ЕДИНСТВЕННОГО) ЧЕРЕПА ПРОЦЕНТЩИЦЫ



В безлюдье гаваней воздушных



Вздохну легко Я



привилегирован Тошнота моя



Есть привилегия



Хранимая стеной



Колючей проволокой тюрьмою



Фотография автора



Я больше не желаю есть пить дышать любить женщину мужчину ребёнка зверя. Я больше не желаю умирать. Я больше не желаю убивать. (Рвёт фотографию автора на куски.) Вскрываю эту опечатанную плоть. Хочу жить в моих жилах, в мозгу моих костей, в лабиринте черепной коробки. Я прячусь в мои кишки. Ныряю в дерьмо, в кровь. Где-то трескаются тела, чтобы я мог жить в своём дерьме. Где-то распахиваются тела, чтобы я мог остаться один в моей крови. Мысли – это язвы в моём мозгу. Мой мозг сплошной шрам. Хочу быть машиной. Руками хватать ногами ходить не ведать боли не мыслить. Чёрные экраны телевизоров. Из холодильника струится кровь. Три обнажённые женщины: Маркс Ленин Мао. Все разом каждый на своём языке произносят текст: НЕОБХОДИМО УНИЧТОЖИТЬ ВСЕ ОТНОШЕНИЯ, В КОТОРЫХ ЧЕЛОВЕК...



Исполнитель роли Гамлета надевает костюм и гримируется.



ГАМЛЕТ ПРИНЦ ДАТСКИЙ И ПОЖИВА ДЛЯ ЧЕРВЕЙ



ВОЛОЧАСЬ ОТ ЯМЫ К ЯМЕ ДО ПОСЛЕДНЕЙ ЯМЫ УНЫЛО



ЗА СПИНОЙ ПРИЗРАК КОТОРЫЙ ЕГО СОТВОРИЛ



ЗЕЛЁНЫЙ БУДТО ОФЕЛИИ ПЛОТЬ ПОСЛЕ РОДОВ И ПРЕЖДЕ ЧЕМ ТРИЖДЫ ПРОПОЁТ ПЕТУХ



ПОРВЁТ



ШУТ ДУРАЦКОЕ ПЛАТЬЕ ФИЛОСОФА



ВЛЕЗЕТ В ПАНЦИРЬ ТОЛСТЫЙ ЖИВОДЁР





(Облачается в доспехи, разрубает топором бюсты Маркса Ленина Мао. Снег. Ледниковая эпоха.)







5. НЕИСТОВО ОЖИДАЯ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ



В ЧУДОВИЩНЫХ ДОСПЕХАХ



Океанские глубины. О ф е л и я в инвалидном кресле. Мимо проплывают рыбы, обломки, трупы, куски трупов.





О ф е л и я (в то время как двое мужчин в медицинских халатах забинтовывают сверху донизу её и кресло). Говорит Электра. В сердце тьмы. Под солнцем пытки. Всем столицам мира. От имени всех жертв. Я исторгаю семя, которое приняла. Превращаю материнское молоко в смртельный яд. Беру назад мир, мною рождённый. Душу мир, мною рождённый, своими бёдрами. Хороню его навечно в этом лоне. Долой счастье подчинения. Да здравствуют ненависть, презренье, восстание, смерть. Истина откроется вам тогда, когда она ворвётся в ваши спальни с ножами мясника.





Мужчины уходят. Офелия остаётся на сцене, неподвижная в белоснежном коконе.











Гайнер Мюллер,1977г.







Если увидите какие ошибки-дайте знать.Ибо печаталось на скорую руку после работы:shuffle:



И объясните,почему несколько абзацев не убираются под кат:bubu:


@музыка: Fm Einheit - Blixa bargeld vocals

@настроение: jippie!!!!!!!!

@темы: тексты

URL
Комментарии
2008-02-05 в 12:36 

Those men in that room are building a Turing machine!
ва, спасибо! но что-то мне не очень нравится перевод(((

что за каррент музик??? я тоже хочууууууууу!!!

     

All you need is headcleaner

главная